Химия смерти

Книги по химии / Химия смерти
Страница 107

Находившийся неподалеку микроавтобус оказался на поверку старым и изрядно проржавевшим. Задние дверцы стянуты куском бечевки. Развязав узел, я распахнул скрипучие створки и увидел целую коллекцию садового инвентаря: лопаты, вилы и даже одноколесную тачку. Затем в глаза бросилась бухта проволоки, и я подумал, что Карл Бреннер не наврал брату: Скотт угодил вовсе не в его силок.

За это ответственна совсем другая личность.

Только я собрался отвернуться, как в луче фонарика мелькнуло кое-что еще. Поверх инструментов лежал раскрытый складной нож. Кромка обнаженного лезвия напоминала миниатюрную пилу, заляпанную чем-то черным, засохшим.

Стало ясно, что передо мной то самое орудие, которым была убита собака Салли Палмер.

Внезапно вспыхнувшая молния заставила подпрыгнуть от неожиданности. Почти сразу же последовал чудовищный рев грома, сотрясший воздух. Не особо надеясь на удачу, я проверил мобильник. Действительно, сигнала нет. Оставив позади микроавтобус, я направился к низкому зданию, и вдруг что-то задело мою ногу. Глазам предстала ржавая проволочная изгородь, уходившая в подлесок и увешанная десятками темных комков. Не разобрав поначалу, что это такое, я посветил фонариком, и в ответ блеснула какая-то голая кость. На проволоке – полусгнившие трупы птиц и мелких зверьков.

Десятки тушек.

Под барабанную дробь дождя я пробирался вдоль изгороди. Через несколько ярдов она просто кончилась, оставив после себя оборванную, свившуюся кольцами проволоку. Осторожно перешагнув опасный участок, я продолжил обход периметра. При ближайшем рассмотрении здание оказалось приземистой невыразительной бетонной коробкой без окон и дверей. В отдельных местах стены выкрошились, обнажив арматурный каркас. Будто ребра у скелета. Только добравшись до дальнего конца и увидев глубоко посаженную узкую щель входа, я понял, о чем идет речь. Старое бомбоубежище. Мне было известно, что у немалого числа сельских домов имелись подобные сооружения. Наспех построенные в начале Второй мировой войны, они в итоге оказались практически ненужными.

Впрочем, данному бункеру применение нашлось.

Стараясь не шуметь, я двинулся ко входу. Перед глазами – стальной лист, покрытый тускло-рыжим слоем ржавчины. Как ни странно, замок не защелкнут, и дверь распахнулась в ответ на мое нажатие.

В лицо пахнуло кислятиной. Следуя тяжелым ударам сердца, я ступил внутрь. Луч фонарика осветил пустую, усыпанную пожухлыми листьями комнату. Я посветил кругом и тут заметил вторую дверь, практически спрятанную в углу.

За спиной скрипнуло, я резко провернулся на каблуках и, выбросив вперед руку, попытался удержать входную дверь. Увы, времени не хватило, и сталь с оглушительным грохотом шваркнула о бетонный косяк. Под замирающее эхо я понял, что объявил о своем прибытии.

Что ж, делать нечего, надо идти дальше. Уже не таясь, я направился ко второй двери и, открыв ее, обнаружил уходящую вниз узкую лестницу. Над ступенями – тусклая лампочка, дающая болезненно-желтый свет.

Выключив фонарик, я начал спуск.

В затхлом, дурно пахнущем воздухе явственно читалось присутствие смерти, и я попытался не думать о том, что это могло значить. Ступени свернули за угол, и, спустившись еще на один пролет, я пробрался в длинный низкий подвал. Кажется, он намного больше бетонной коробки наверху, словно бомбоубежище построили на более старом фундаменте. Дальний конец подземелья терялся во мраке. Над верстаком болталась еще одна голая лампочка, своим тусклым сиянием выхватывающая ошеломительное разнообразие каких-то форм и теней.

Я замер, пригвожденный к месту немыслимым зрелищем.

Весь потолок увешан тушками зверей и птиц. Лисы, кролики, утки . Будто жуткая выставка мумифицированных и догнивающих экспонатов. На всех до единого – следы увечий. Лишенные лап или голов, они гипнотически медленно раскачивались в такт невидимым потокам воздуха.

С усилием оторвав взгляд, я осмотрелся. В глаза бросались новые и новые подробности. На верстаке – лампа, нацеленная в пустой угол. В ее резком свете хорошо видна веревка, одним концом привязанная к металлическому кольцу. Возле лампы разбросаны какие-то старые инструменты; здесь же и тиски, придающие страшный смысл всей обстановке. И тут я обнаружил еще один предмет, смотревшийся до омерзения не к месту. Небрежно перекинутое через стул подвенечное платье, богато украшенное кружевными лилиями. И сплошь заляпанное кровью.

Это зрелище выбило меня из оцепенения. Надрывая глотку, я крикнул:

– Дженни!

Что-то зашевелилось в ответ, прячась в тени дальнего угла подвала. Медленно обрисовался силуэт, и в круг света ступил внук Джорджа Мейсона.

На лице его было написано все то же, хорошо знакомое мне невинное выражение, хотя сейчас от него несло жутью. «А ведь он парень здоровенный, – вдруг выскочила мысль. – Куда выше и шире в плечах, чем я. На джинсах и камуфляжной куртке – потеки крови».

Страницы: 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112

Смотрите также

Химия пищеварения рационального питания
...

Основание СНПЗ, люди завода 40е - 50е годы
Характер проекта: междисциплинарный Раздел науки: химия, история, экономика, экология. Тип проекта: информационный, неисследовательский, поисковый, групповой, долгосрочный. ...

Атомно-кристаллическое строение металлов
...